Энергаз2
Аналитика - Актуальный вопрос

Атомщиков кризис не затронул. Пока?


17.11.08 16:39
Атомщиков кризис не затронул. Пока? По итогам первых месяцев кризиса в экономике России можно сделать вывод, что атомную отрасль он практически не затронул, а в отдельных сферах деятельности даже пошёл на пользу. Однако перспективы выглядят неоднозначно.

Планы не изменились


«Атомная промышленность вряд ли будет подвержена влиянию последствий кризиса на мировых рынках», – считает министр энергетики России Сергей Шматко. Демонстрирует оптимизм и глава Госкорпорации «Росатом» Сергей Кириенко. «Очевидно, что быстрого выхода из кризиса не будет - это точно не месяцы, а, думаю, несколько лет… Любой кризис – это и проблема, и источник развития. Это непростое, трудное время, но если успешно с ним справляешься, кризис открывает новое окно возможностей», - заявил он в ходе недавнего визита в Бразилию.

Действительно, к настоящему моменту атомщики кризиса не почувствовали. Продолжается нормальная эксплуатация действующих АЭС, ведётся строительство новых энергоблоков на площадках Волгодонской и Калининской АЭС, Нововоронежской и Ленинградской АЭС-2. А на Белоярской АЭС строящийся энергоблок БН-800 передан в ведение нового предприятия «Дирекция строящейся Белоярской АЭС-2», которое, находясь в стадии формирования и комплектации персоналом, уже подхватило управление ходом работ на площадке. Уверенно обсуждаются и новые предложения в «дорожную карту» атомных новостроек: Балтийская АЭС под Калининградом, Томская АЭС… Губернаторы регионов озвучили идеи создания рабочей группы по Архангельской АТЭЦ, в ближайшее время запланировали начать изыскания по выбору площадки для АЭС в Пермском крае… ОАО «Атомэнергомаш», входящее в состав ОАО «Атомэнергопром», продолжает собирать в кулак машиностроительные активы:  в октябре это предприятие приобрело 51% акций ЗАО «Атомтрубопроводмонтаж», лидера в производстве фасонных элементов и блоков трубопроводов для электростанций, а также нестандартного энергетического оборудования.

Единственным негативным воздействием кризиса на атомное строительство, по сообщению информагентства «Новый Регион», можно считать казус с работниками одной из подрядных организаций на строительстве БН-800. Они не смогли получить в банкоматах очередную зарплату, решили, что им её не перечислили, и вознамерились протестовать. Однако выяснилось, что деньги на зарплатные счета им были переведены вовремя, а выдача в банкоматах застопорилась из-за вполне понятных ныне проблем самого банка.

Дивиденты от кризиса


В некоторых сферах деятельности кризис даже пошёл атомщикам на пользу. Гендиректор холдинга «Атомредметзолото» Вадим Живов, например, отметил сразу два позитивных момента. Во-первых, мировой кризис вызвал прекращение роста цен на серную кислоту, которую это предприятие использует для добычи урана методом подземного выщелачивания. Во-вторых, в связи с кризисом сократится количество буровых и геологоразведочных работ в других отраслях, и атомщики смогут перераспределить эти ресурсы на свои цели.

Источники на строящихся АЭС сообщают, что в связи с кризисом значительно улучшилась ситуация с кадровым ресурсом. Раньше строительно-монтажные рабочие предпочитали новостройки в больших городах, где зарплата была существенно выше, чем на «атомстрое». Однако сейчас, когда многие девелоперы в областных центрах свернули деятельность, «кадровый ручеёк» повернул вспять, и теперь у атомщиков появилась возможность не просто набрать нужное количество строителей, но и отбирать только самых лучших в профессиональном плане.

А в мире все же напряглись


Однако в мировой атомной отрасли ситуация не столь радужна. Например, по сообщению канадской газеты «Toronto Star», атомщики в США и Канаде признают, что из-за финансового кризиса стоимость строительства АЭС существенно возрастёт (и это даже без учёта нынешних проблем с кредитованием). Например, стоимость возведения двух энергоблоков в штате Северная Каролина, которая в феврале 2008г. оценивалась в $ 4,4 млрд., к настоящему моменту выросла уже до $ 9,3 млрд. «Капитальные затраты на ядерные проекты будут существенно выше, чем предполагалось», - подтверждает и рейтинговое агентство «Standard & Poor's», оценивая новую стоимость строительства ядерного энергоблока в интервале $ 5000-8000 за киловатт установленной мощности. В США это удорожание энергетические компании переложили на плечи потребителей, уже сейчас повысив стоимость электроэнергии. В Канаде готовятся аналогичные изменения в законодательство.

Государство нам поможет ...


Почему же российские атомщики сегодня уверенно смотрят в будущее? Ответ кроется в словах министра энергетики Сергея Шматко: «В частности, потому, что большинство расходов в промышленности – из федерального бюджета». Ещё более определённо высказался гендиректор «Атомредметзолота» Вадим Живов: «Компания является частью системы – ГК «Росатом», и мы надеемся, что атомная отрасль и государство будут продолжать оказывать нам поддержку».

Действительно, сооружение новых АЭС в России, в отличие от США и Канады, мало зависит от сферы банковского кредитования, которая сейчас находится в кризисе. Основное финансирование по Федеральной целевой программе развития атомной энергетики идёт из госбюджета и, частично, из собственных средств, вырученных ОАО «Концерн Энергоатом» путём производства электрической и тепловой энергии.  Насколько надёжно «плечо государства», на которое рассчитывают опереться атомщики, в долгосрочной перспективе?

... Если сможет


Очевидно, что в ближайшие годы придётся существенно урезать «громадьё планов» по инновационным проектам. Вопрос – как будут расставлены приоритеты, какие именно проекты будут заморожены?

– Сценарий того, что в следующем году нефть будет стоить в диапазоне между 60 и 70 USD за баррель, абсолютно реалистичный. Все уже думают, как бы не случилось ниже. Если добавить, что у нас в экономике намечается, как минимум, снижение темпов роста, то и поступления налогов в бюджет будут идти не так быстро. Поэтому федеральный бюджет не досчитается существенной части своих доходов, - заявил на октябрьском семинаре «Клуба региональной журналистики» эксперт-экономист Сергей Алексашенко. – Объем расходных обещаний правительства, которые уже были даны, достаточно велик. Последние 2-3 года прошла какая-то безудержная гонка расходных обещаний.

Поскольку «всем на всё не хватит», самым разумным выходом С.Алексашенко считает ревизию бюджетных обещаний: нужно ли нам в этот период именно на эти цели тратить деньги, или же перевести их туда, где они окажут больший эффект на нашу экономику? В качестве примеров Алексашенко называет строительство конгресс-центра для саммита АТЭС на дальневосточном острове («Потратить несколько миллиардов долларов на то, чтобы провести единственное мероприятие, а после этого конгресс-центр будет простаивать? В Санкт-Петербурге есть уже готовый комплекс – Константиновский дворец, где вполне можно провести этот саммит»). Или проект реконструкции железнодорожного сообщения между Санкт-Петербургом и Хельсинки, перевод его на скоростное. («Затраты около $ 8,5 млрд. Повышение скорости движения поездов со 120 до 140 км в час. Притом, что никакого грузопотока на этом участке не предвидится. То есть, проект в принципе не окупаемый»).

– И ещё чудесная вещь под названием УП-УП (Урал промышленный – Урал полярный), – вторит ему директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. – Это север Свердловской области, железная и, возможно, рядом с ней автомагистральная дорога, идущая к Салехарду, и дальше к Ямалу. Места, где пассажира надо разглядывать в подзорную трубу. Но эта дорога – кратчайший путь до новых месторождений «Газпрома», которые когда-то надо поднимать. Единственный мой вопрос к разработчикам: а почему за деньги бюджета надо делать то, что мог бы сделать сам «Газпром»? Ах, это не «Газпром»? Это развитие периферийных территорий Ямало-Ненецкого, Ханты-Мансийского округов и Свердловской области? А почему периферийные территории именно этих трёх, далеко не самых бедных, субъектов Российской Федерации становятся объектом столь трепетной заботы федерального инвестирования?

Сомнения есть


Разумеется, подобные проекты и развитие атомного энергопромышленного комплекса финансируются по разным статьям федерального бюджета. Но когда общий объём госбюджета уменьшится, и все лоббисты «потянут одеяло» на себя – последствия предугадать трудно.

Существует и ещё несколько «засад» на пути атомщиков. Экономический кризис приводит к спаду производства: сегодня это уже произошло со строительством и чёрной металлургией. Дойдёт очередь и до энергоёмкой цветной металлургии, и до других отраслей промышленности. За этим последует спад в потреблении электроэнергии.

Сейчас ситуация сглаживается тем, что энергетика России вошла в период осенне-зимнего максимума нагрузок. Несмотря на то, что последние зимы являются достаточно тёплыми, определённый «привес» в энергопотреблении они всё равно дают. А вот какова будет ситуация с энергопотреблением к лету будущего года, когда экономический кризис подберётся к своей пиковой точке (сейчас мы только входим в него), а тёплая погода приведёт к уменьшению энергопотребления… Под эту марку могут снова зазвучать голоса оппонентов, что энергетика вообще-то не нуждается в столь масштабном развитии.

Ещё одной преградой могут стать низкие цены на углеводородное топливо. Как известно, именно резкий рост цен на нефть и газ стал немаловажным аргументом в возобновлении развития атомной энергетики. А сейчас может вновь возобладать приоритет традиционной тепловой энергетики: пусть глобальное потепление климата, пусть загрязнение атмосферы, зато – менее капиталоёмкая.

Сохраняется и традиционная проблема сооружения новых АЭС – запаздывание изготовления оборудования. Конечно, при сохранении объёмов госфинансирования заказы атомщиков становятся для машиностроителей настоящей «манной небесной», тем более в условиях кризиса. Однако опыт последних лет показал, что не всё решается деньгами: даже при стабильном финансировании очень часто изготовление оборудования отставало от графика. То ли отвыкли машиностроители работать такими темпами, то ли недостаёт чего-то ещё, не измеряемого рублями или тоннами – преемственности в опыте, навыках, психологическом настрое. А выбиться из графика сооружения энергоблока в условиях кризиса – значит, дать повод задуматься: не зря ли предоставлены тебе столь дефицитные деньги, если ты не можешь их освоить? Не лучше ли забрать их у тебя и направить на другой проект, сулящий более быструю отдачу?

Что перевесит?


Но есть и внушительные аргументы в пользу сохранения темпов и объёмов финансирования развития атомной энергетики.

Во-первых, знаменитый «крест Чубайса» никто не отменял: выбытие энергомощностей ввиду их естественного износа продолжается, значит, должно продолжаться и их восполнение новыми энергоблоками.

Во-вторых, кризис прогнозируется, по оценкам разных экспертов, на срок от 2 до 5 лет. После чего экономика неминуемо начнёт расти вновь. Срок строительства нового энергоблока и составляет эти 5 лет. Таким образом, если мы не хотим затянуть узду на своей экономике и продлить собственный кризис на более долгий срок (в то время как остальные страны пойдут вперёд), продолжать развитие энергетики опережающими темпами просто необходимо. Даже во время кризиса.

В-третьих, из-за длительного послечернобыльского застоя атомная энергетика России находится сегодня у последнего рубежа. Либо она будет развиваться теми темпами, которые предписывает Федеральная целевая программа, либо выбытие отработавших свой ресурс энергоблоков перекроет ввод новых мощностей. И тогда – постепенная необратимая потеря всей отрасли.

Кроме того, любая задержка в развитии атомной энергетики – это утрата технологического и эксплуатационного опыта. Связь между поколениями атомщиков уже сейчас достаточно тонка, и малейшая пауза способна привести к разрыву преемственности. А ведь главный капитал атомной отрасли – это интеллектуальный потенциал и бесценный опыт её сотрудников. И утрата его опять-таки означает утрату всей отрасли.

Потеря же атомной отрасли, в свою очередь – это потеря целого направления в «энергетической корзине» России, на которое сделаны особые ставки в связи с тем, что углеводородное топливо всё-таки заканчивается. А кроме того – приговор «ядерному щиту» России, потому что поддержание в надлежащем состоянии оружейного комплекса неразрывно связано с научно-технологическими ресурсами «гражданского атома».

Какие аргументы перевесят, когда будет рассматриваться финансирование проектов и программ из госбюджета на ближайшие годы? Остаётся надеяться, что приоритеты будут расставлены верно.

Руслан Новорефтов


Читайте также:







О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика