Энергаз2

Экспертное мнение

ГП держит удар

05.07.2011
Алексей Преснов, председатель Совета директоров ОАО «Колэнергосбыт», генеральный директор компании «КРЭС-Альянс»

Руководитель компании «КРЭС-Альянс», председатель советов директоров ведущих энергосбытовых компаний Мурманской области ОАО «Колэнергосбыт» и ООО «КРЭС» Алексей Преснов: «Причина неожиданного для общества и, как оказалось, Правительства РФ, роста цен на электроэнергию в начале года - отсутствие реального широкого обсуждения проблем электроэнергетики в стране»

В последнюю неделю июня 2011 года энергетики страны подводили итоги непростого первого полугодия. Во многих компаниях прошли годовые собрания акционеров, также состоялись годовые собрания ведущих Некоммерческих Партнерств Совета Рынка и Гарантирующих Поставщиков и Энергосбытовых компаний, в значительной мере определяющих сегодняшнюю политику в электроэнергетике страны.

 

- Алексей Викторович, Вы частый гость в СМИ, особенно в последнее время. Очевидно, что это связано с повышенным вниманием публики к отрасли, к которой Вы имеете непосредственное отношение. Расскажите, что происходит в электроэнергетике страны, как прошли собрания ведущих рыночных структур, чувствуется ли там-то напряжение, которое испытывает экономика и общество в целом в связи с резким ростом цен на Вашу продукцию - необходимую нам всем электроэнергию?

- Действительно, мы довольно часто обсуждаем проблемы электроэнергетики в последнее время, и, наверное, в определенной степени, утомили читателей. С другой стороны, если мы сейчас не будем это обсуждать публично, то так и не поймем, что же происходит в нашей электроэнергетике, почему у нас растут такими темпами цены, почему так сильно отстаем от ведущих стран мира по показателям той же энергоэффективности. И вообще не поймем, что с нами будет в ближайшее десятилетие в плане энергетического развития. Поэтому я готов по мере сил делиться своими впечатлениями и своим видением ситуации. У меня, помимо упомянутых собраний, состоялся и в ряд рабочих встреч по проблемам текущего периода и перспективам компаний, которыми я руковожу, в том числе с одной из ключевых фигур сегодняшней электроэнергетики страны - председателем правления НП «Совет Рынка» Дмитрием Пономаревым. Вот с этой встречи я, пожалуй, и начну.

Я рассказал подробно Дмитрию Валерьевичу о проблемах в Кольской энергосистеме с точки зрения платежей за электроэнергию и мощность в последние годы и, конечно, в первой половине 2011 года. Рассказать есть о чем. Дебиторская задолженность потребителей - 3,5 млрд. руб., из них 2,5 млрд. руб. – «неотключаемое» по судебным решениям высших инстанций ЖКХ с темпами роста в 700-800 млн. в отопительный сезон. Дополнительно к 3,5 млрд. руб. еще 1 млрд. – недополученные  ОАО «Колэнергосбыт» субсидии из федерального центра за 2007-2010 год по программе межтерриториального перекрестного субсидирования, обеспечивавшей сохранение в этот период относительно низких розничных тарифов потребителям области при резком росте оптовых цен по регулируемым договорам с генераторами. Результат – задолженность на оптовом рынке в 2,5 млрд. руб. – абсолютное лидерство в стране, за исключением зоны Северного Кавказа, задолженность перед сетевыми организациями в 500-600 млн. руб.

По сути энергетика Мурманской области сегодня задыхается от неплатежей, деградирует в экономическом и, увы, уже и физическом смысле, особенно в сетевой составляющей. В Кольской энергосистеме сложились, простите за тавтологию, системные проблемы, требующие неотложных мер и решений. Еще одну такую зиму, с таким приростом неплатежей энергетика области не выдержит. С другой стороны, у нас существует колоссальный протестный потенциал потребителей, связанный с резким, особенно в Мурманской области, ростом цен на электроэнергию за последние 4 года. Рост цен в начале этого года также был серьезным, по нашим оценкам, в среднем в районе 30%, и это было связано, в определенной степени, с эффектом «низкой базы». Упомянутое межтерриториальное субсидирование розничных тарифов, приведшие в итоге к дыре в 1 млрд. руб. в платежном балансе ОАО «Колэнергосбыт», полностью прекратилось, потребители в полной мере ощутили рост оптовых цен. Одновременно резко выросли тарифы на передачу, так как сети, обрадовавшись новым подходам в регулировании, запланировали в своих расходах существенные инвестпрограммы, призванные, наконец, начать развязывание годами копившихся проблем. Сбыты так же попытались начать решение проблемы так называемых «мертвых долгов» ЖКХ - накопленной в предыдущие годы задолженности по «модной» среди чиновников в области схеме: сдали в аренду имущество коммунального комплекса какому-то ООО «Пупкинское теплоснабжение», поработали отопительный сезон, накопили долги и бросили ООО в банкротство, имущество - обратно в муниципалитет и пошли создавать новое ООО «Теплоснабжение Пупкино». И к ГП – заключать новый договор. Мы предупреждали в прошлые годы и особенно активно осенью 2010 года: такая практика порочна и ведет к росту тарифа для всех потребителей региона, но нас не услышали. Что в результате? Шум, гам, истерики, показное непонимание ответственных чиновников, совещания-заседания и итог: политическое решение тарифы снизить так, чтобы их рост не превышал 15% к 2010 году. Задача была непростая, ведь зачастую приходилось резать по живому. В июне, наконец, совместными усилиями тарифы на региональном уровне были пересчитаны, с мая будут произведены перерасчеты, правда оптовый рынок продолжал до конца июня  давать не фактические, а прогнозные цены, что привело к хроническим уже проблемам перерасчетов, и, как следствие, к неопределенности в оценке финансовых результатов компаний, правильности налоговых платежей, дополнительной напряженности в отношениях с потребителями, которые и без того непросты.

Я в последние недели столкнулся с интересной реакцией на рост цен в начале этого года и оценкой его причин. На встрече с предпринимателями малого и среднего бизнеса в г. Апатиты Мурманской области говорилось, что вот, дескать, в прошлом году Правительством на 2011 год был установлен предел роста тарифов в 15%, а его, мол, не выполнили злокозненные энергетики в сговоре с регуляторами, а потому нужно все вернуть назад с 1 января 2011 года или вообще пересчитать за предыдущие несколько лет. В какой-то степени ответом такому мнению наших предпринимателей явилось высказывание на этот счет председателя Наблюдательного НП «Совет Рынка» Сергея Белобородова на прошедшем 30 июня годовом собрании Партнерства. Он говорил о том, что причиной неожиданного для общества и, как оказалось, Правительства РФ, роста цен на электроэнергию в начале года в значительной степени было отсутствие реального широкого обсуждения проблем электроэнергетики в стране, отсутствие публичной дискуссии на эту тему. Действительно, каждый из участников рынка, а вернее, процесса энергоснабжения, что-то там сам себе конструировал, ходил по разным кабинетам, лоббировал свои позиции, а целостной картины, во что это все выльется в итоге, ни у кого и не было. Как не было и открытой и честной дискуссии с потребителями, а значит и с обществом в целом на тему, какая все-таки нам нужна электроэнергетика и сколько мы готовы за нее сегодня платить. Учитывая при этом все, что мы сегодня в энергетике имеем и перекрестку, и неплатежи ЖКХ, и настолько же древнюю, насколько и дорогую вынужденную генерацию, которую нельзя остановить по социально-политическим причинам. Принимая во внимание наши грандиозные планы по модернизации и строительству новой генерации с одной стороны, и отслужившие свой срок подстанции и ЛЭП с другой, без обновления которых самая передовая генерация просто никому не нужна,  проблемы отсталого коммерческого учета, без модернизации которого невозможно планировать потребление электроэнергии. Как решить эти проблемы, при помощи каких инструментов и механизмов, какова должна быть модель развития электроэнергетики в стране – централизованная госвертикаль или все же цивилизованный конкурентный рынок с множеством независимых участников – эти вопросы еще не решены и стоят по-прежнему на повестке дня, а самое главное - ждут широкого публичного обсуждения. Именно это противоречивое состояние отрасли отражается в сегодняшнем повышенном внимании общества к итогам нашей реформы. В этом ключе мы и обсуждали с Дмитрием Пономаревым проблемы электроэнергетики Мурманской области. Он обещал всестороннюю поддержку нашим усилиям по поддержанию стабильности энергоснабжения в регионе через комплексное и долгосрочное решение проблем неплатежей.

Главное, что сегодня нужно нам, как ведущим сбытовым организациям в регионе – это время и понимание со стороны партнеров - генерирующих и сетевых компаний. Мы понимаем, что они устали ждать, но мы делаем все, что можем. Ведем переговоры с банками, с властью, погружаемся в проблемы наших дебиторов, вместе с ними пытаемся оптимизировать поставки электроэнергии на нужды теплоснабжения. Распространившаяся после распада РАО ЕЭС практика некоторой презрительности по отношению к сбытам со стороны наших партнеров по цеху, требования денег и переваливания на сбыты всех проблем в рознице, нерешенных в отрасли, да и страны в целом, как минимум контрпродуктивна. Чем быстрее коллеги поймут, что мы плывем с ними в одной лодке и мы - не кассовый аппарат по оплате их продукции, а серьезная рыночная структура по распределению электроэнергии и мощности между десятками и сотнями тысяч потребителей, их учету и оплате, организации финансовых потоков от потребителей в электроэнергетику, тем быстрее начнут решаться наши общие проблемы. Мы, повторяю, предметно ими занимаемся. В том числе, вместе с ведущими научными организациями страны разрабатываем специальную программу по ликвидации тарифных дисбалансов, которая позволит прекратить накапливать новые долги в ЖКХ и постепенно возвращать старые. Разумной альтернативы такому подходу нет. Неразумная – обрушение всей системы платежей, под обломками которой рано или поздно окажутся и сами генераторы вместе с сетями.

 

- Означает ли это, что Вы выступаете за некую консервацию сегодняшней модели рынка, при которой Ваши неплатежи в адрес генераторов и сетей достигают астрономических масштабов, как, впрочем, и неплатежи в адрес сбытов со стороны проблемных потребителей? Были ли какие-либо новые предложения со стороны Совета Рынка по решению этой проблемы?

- Сегодняшнее положение в отрасли крайне неустойчивое, требуются срочные меры по оздоровлению нашей реформы, и я об этом неоднократно говорил. Я хочу напомнить уже набившие оскомину факты – долги на оптовом рынке и в адрес сетей в целом по стране в разы меньше задолженности потребителей перед сбытами, особенно гарантирующими поставщиками на рознице. Это означает, что ГП держат удары неплатежей на себе, за счет своих доходов и кредитных средств, стоимость которых им никак не компенсируется. Такое же соотношение и у нас: разница при учете недополученной субсидии примерно в 1,5 млрд. руб. Мы должны вместе искать решения проблем неплатежей, иначе рынок просто не будет работать никогда.

И в этом смысле то, что сегодня обсуждается на рынке, в том числе новая модель долгосрочного рынка мощности, представленная Дмитрием Пономаревым на годовом собрании, так же, как и меры по финансовым гарантиям, это шаги в правильном направлении. То есть существует общий консенсус, что реформа, в том виде как она задумывалась, с тем результатом, которого от нее ждали, в общем-то, не состоялась. Надо что-то менять, предлагать. Прежде всего, усиливать конкуренцию, поскольку если ее нет, а ее сегодня практически нет, то рыночная сила монополии действует естественным путем - задирает цены вверх, а потребители к этому не готовы, они не желают сокращать свое потребление за счет энергосбережения в той степени, в которой это необходимо. Вместо этого потребители считают доходы энергетиков, причем, как водится, видят только плюсы, а на минусы не обращают внимания, и переходят к политическому протесту. Правительство в преддверии выборов гнется, и мы имеем то, что имеем: политические меры по ограничению роста тарифов. Ограничение роста тарифов в ближайшие год-два, означает, что ни нам, ни сетям не удастся решать накопившиеся проблемы за счет тарифных решений. Это политический выбор. Но у нас есть серьезные долги, а значит, нас технически могут лишить статуса субъекта оптового рынка. И мы можем не дожить до изменений на рынке, которые позволят в обмен на подлинную конкуренцию отменить политические ограничения на рост тарифов. А если мы не доживем, то это, в сегодняшней неконкурентной конструкции, просто обрушит весь рынок. Подлинная конкуренция, в свою очередь, невозможна без решения проблем существования в электроэнергетике касты «неотключаемых» де-факто потребителей и системы перекрестного субсидирования. Обе проблемы существуют, я подчеркиваю, де-факто, так как де-юре их как бы нет. Но когда мы отключаем котельную, к нам приходит прокуратура и, помимо возбуждения административных и уголовных дел, подает иски от имени неопределенного круга лиц, с которым мы не имеем никаких отношений по энергоснабжению. Иски удовлетворяются судами высших инстанций, и в этот момент судебная власть по существу вносит поправки в постановления Правительства. Так же, как и ФСТ, устанавливая предельный индекс роста тарифов для населения, выпуская на оптовый рынок крупных потребителей в регионах, де-факто взваливает всю нагрузку по субсидированию низких тарифов населения на малый и средний бизнес.

У нас в области тариф для населения без различных скидок в 2011 году составляет 1,91 руб., а в Москве - 3,80 руб. Разница в 2 раза! Не потому ли у нас даже при существенно более низких ценах на оптовом рынке в секторе РСВ малый бизнес платит как в Москве, а то и больше? Крупные комбинаты, подстегиваемые истерией по поводу якобы завышенных цен на рознице, раздуваемой менеджерами дочерних и аффилированных сбытовых компаний, выстроились в очередь на опт, хотя и сегодня они платят приведенную к одноставочному тарифу цену за 1 кВт·ч гораздо меньше, чем тот же малый и средний бизнес. Если они уйдут, то ГП останутся с больным ЖКХ и «малышами», на которых регуляторы и взвалят еще большую нагрузку по компенсации и низких тарифов населения, и долгов неплательщиков в ЖКХ. Выдержат ли они? Сомневаюсь. Поэтому прежде, чем что-то делать, нужно все подготовить, продумать, решить системные проблемы, а уж потом внедрять новую модель отношений. В этом смысле, да, я за статус-кво.

Я спросил на собрании Дмитрия Пономарева, когда, по его мнению, можно внедрять его концепцию нового рынка мощности, которая предполагает и покупку мощности квалифицированными розничными потребителями с интервальным учетом напрямую с оптового рынка или по свободным договорам, что вкупе с другими мерами существенно усилит конкуренцию. Ответ был следующим: хотелось бы завтра, оптимистический 1 июля 2012 года, реальный сценарий – 1 января 2013 года, пессимистический – никогда. Но если мы по реальному сценарию можем начать конкурировать не ранее 2013 года и, прежде всего, из-за нерешенности системных проблем, то почему сегодня над нами висит угроза лишения статуса субъекта рынка из-за объективных по своей природе неплатежей, ответственность за которые лежит на государстве и авторах недоработанной модели рынка?

 

- Как Вы оцениваете представленную новую концепцию долгосрочного рынка мощности НП «Совет Рынка»?

- Концепция требует дополнительного изучения и доработки, там еще много нерешенных вопросов, о чем ее автор прямо сказал. В целом, на мой взгляд, она по сравнению с другими идеями в большей степени учитывает существующие реалии на рынке и в то же время дает механизмы для снижения цен на мощность. Она ведь и возникла как ответ на неработающий в 27 из 29 существующих зонах свободного перетока долгосрочный рынок мощности, поскольку ФАС и ФСТ установили там price-caps, а остальная генерация, непрошедшая конкурентный отбор, оказалась с установленным тарифом. Главным инструментом на рынке в новой концепции являются свободные договоры электроэнергии и мощности - СДЭМы, которые уже работали в 2010 году, правда, здесь их сущность изменена и заключаются они напрямую между поставщиками и покупателями без участия рынка. То обстоятельство, что, по сути, мощность как отдельный товар в значительной мере ликвидируется – шаг в правильном направлении, поскольку на практике и конечные потребители, и сбыты оперируют объемами покупки в одноставочном формате, так же, как и генераторы.

В представленной модели есть определенная дискриминация ГП как структуры, по факту рыночно не заинтересованной в снижении цены, и это вызвало неоднозначную реакцию со стороны наших коллег по цеху на представленную концепцию. На собрании возникла дискуссия между представителем Объединенной Энергосбытовой Компании (ОЭСК), управляющей крупнейшими сбытами страны и входящей в холдинг ИНТЕР РАО ЕЭС, и Дмитрием Пономаревым. В ходе этой дискуссии, отвечая на очередной вопрос представителя ОЭСК, Дмитрий Валерьевич открыто заявил, что сегодняшний институт ГП, по его мнению, - системная ошибка в конструкции рынка, и именно поэтому всяческие улучшения и изменения модели в сторону конкуренции неизбежно сталкиваются с нестыковками в отношении ГП. Вот здесь я с председателем правления НП «Совет Рынка» полностью согласен. И я об этом говорю уже не первый год.

Конечно, нужно этот статус в сегодняшнем понимании «убивать». Это «дракон» розничного рынка, питающейся в своем «замке» перекресткой и неплатежами в ЖКХ, а потом уничтожающий конкуренцию на этом рынке, делая ее ущербной и искалеченной. Он будет жить ровно столько, сколько будут жить его запасы питания. И никакие фин.гарантии его не уничтожат. Для института сегодняшних ГП введение финансовых гарантий в адрес поставщиков на оптовом рынке приведет лишь к одному – дальнейшей монополизации отрасли и ее концентрации в трех-четырех крупных холдингах, связанных с большим бизнесом, в том числе энергетическим, всех сбытов страны. Но опыт вертикализации хозяйственно-экономической деятельности в энергетике, да и в стране в целом, уже показал, что палку-то перегнули. Мы превратили тех же наших менеджеров МРСК в регионах в сторожей, ходящих между вешками и не принимающих никаких ответственных решений. Кроме дальнейшего роста монополизации, такая политика  порождает безответственность и закрывает социальные лифты для персонала. На оптовом рынке - свои всем известные "драконы" - они пожирают и опт, и розницу вприкуску.

Сегодня в моде другой тренд, по крайней мере, на словах - децентрализация. Поэтому я - за концепцию Дмитрия Пономарева, я даже за более радикальные меры на рознице, но все это должно делаться синхронно с принятием других решений по демонополизации рынка: ликвидации перекрестки и введению гарантий государства по неотключаемым потребителям. Суд, или прокурор, вынося решения о невозможности отключения того или иного потребителя должны одновременно указать плательщика за потребленную таким субъектом электроэнергию. Вот тогда это будет работать.

 

- Насколько известно, это не единственная концепция по реформированию рынка. Знакомы ли Вы с альтернативной концепцией?

- Да, я ее читал. Это концепция, разработанная известным «проектным ателье» в реформировании электроэнергетики – консалтинговой компанией «Карана». Она будет представлена официально на ближайшем заседании Наблюдательного Совета, которое я планирую посетить. Там все более радикально по сравнению с концепцией НП «Совет Рынка»: охватывается весь рынок, а не только мощность, модель ближе к скандинавской - тотальная конкуренция, переходы потребителей раз в квартал. На первый взгляд, в этой модели все смотрится хорошо. Однако вот про ограничители, про «пищу для драконов», про долгосрочное планирование на рынке сбыта ничего не сказано. В целом тот факт, что лучшие умы страны занялись вплотную поиском новых моделей рынка, меня лично обнадеживает. Это означает, что у нас еще не все потеряно в плане возможности построения настоящего капиталистического светлого будущего. Важно, чтобы это процесс опять не превратился в имитацию, в очередной пиар, за которым мало реального содержания. И еще, думаю, что новые лица в команде реформаторов будут отнюдь не лишними. А то как-то нехорошо получается: плыли-плыли с одними капитанами в одну сторону, что называется «приплыли», и те же капитаны, которые и завели нас в тупик, вдруг вновь оказываются на мостике.

 






О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика