Энергаз2

Экспертное мнение

Реорганизация РАО ЕЭС: результаты

03.03.2011
Сергей Подковальников, заведующий лабораторией перспективных энергетических источников и систем ИСЭМ СО РАН

Реформа РАО ЕЭС до сих пор вызывает массу споров о том, достигла ли она своей цели. Некоторые энергетики не видят смысла в реорганизации, так как, по их мнению, от одной монополии энергетика пришла к другой. О том, так ли это, рассказывает Сергей Подковальников, заведующий лабораторией перспективных энергетических источников и систем ИСЭМ СО РАН.

 

- На ваш взгляд, реформа РАО достигла своей цели? Ведь вместо госмонополии мы видим несколько частных монополий, и кажется, что на рынке нет конкуренции.
- Основная цель реформирования электроэнергетики России состояла в повышении эффективности предприятий отрасли, создании условий для ее развития на основе стимулирования инвестиций, обеспечении надежного и бесперебойного энергоснабжения потребителей. По мнению реформаторов, эта цель могла быть достигнута за счет вертикальной дезинтеграции отрасли и приватизации электростанций, создания  генерирующих компаний и внедрения конкуренции в сектор генерации, усиления регулирования в естественно-монопольных секторах (передача электроэнергии, оперативно-диспетчерское управление). Фактически все указанное реализовано, и c 1 января 2011 г. торговля электроэнергией и мощностью идет на конкурентном оптовом рынке по свободным ценам.
Говорить о достижении цели реформирования в указанном выше смысле пока не приходится. Известно, что с 1991 г. потери электроэнергии в электрических сетях возросли в 1,5 раза. Более, чем в 1,5 раза выросла удельная численность персонала. Заметно ухудшился и ряд других показателей отрасли. Каких-либо заметных признаков перелома данных тенденций и, соответственно, повышения эффективности электроэнергетики пока не видно. Что касается рыночного механизма стимулирования инвестиций в отрасль, то он пока фактически не работает. В результате чего, по крайней мере, на ближайшие 5-7 лет вводы генерирующих мощностей должны будут в основном обеспечиваться «нерыночным» механизмом – договорами на предоставление мощности (ДПМ), дополненными механизмом гарантирования инвестиций. Надежность пока также остается «слабым звеном» современной российской электроэнергетики. Всем памятна московская авария 2005 г. В настоящее время под эгидой Министерства энергетики разрабатывается новая концепция обеспечения надежности в электроэнергетике, реализация которой должна существенно повысить уровень надежности.
Что  касается конкуренции на формирующемся в России электроэнергетическом рынке (ЭЭР), то она действительно очень ограничена. Анализ показывает, что как на уровне объединенных энергосистем, так и на уровне зон свободного перетока имеет место высокая рыночная концентрация. Это означает, что на ЭЭР присутствует ограниченное количество доминирующих производителей, способных манипулировать ценами и объемами производства электроэнергии. Таких участников рынка называют олигополистами. Cитуация ограниченной конкуренции учтена в правилах проведения конкурентных отборов на ЭЭР, однако неясно, насколько принимаемые меры окажутся действенными. Как показывает зарубежный опыт, рынкам мощности неизбежно присуще проявление рыночной власти.
- Зарубежный опыт может являться подспорьем российским реформаторам? В США, например, имело место подобное преобразование ЕЭС, но, поняв неэффективность созданной структуры, правительство вновь забрало энергетику под свой контроль. Как обстоят дела в других странах?
- В США реформирование электроэнергетики в том или ином виде затронуло менее половины штатов. В остальных штатах были сохранены вертикально-интегрированные энергокомпании. Широко известен неудачный опыт реформирования электроэнергетики Калифорнии, закончившийся энергетическим кризисом 2000-2001 гг. В этом штате была реализована наиболее либерализованная форма ЭЭР, максимально приближенная к теоретической модели спотового рынка, разработанной еще в начале восьмидесятых годов сотрудниками Массачусетского технологического института (США) М. Караманисом, Р. Боном и Ф. Швеппе. На ЭЭР Калифорнии возникли очень серьезные проявления рыночной власти, имел место существенный и продолжительный рост цен. В результате Правительство штата приняло решение вернуться к регулированию электроэнергетики.
В других штатах США, где осуществлялось реформирование электроэнергетики, проводилась не столь радикальная либерализация этой отрасли. В частности, рынки мощности (РМ), которые внедрены в северо-восточных штатах (наряду с рынками электроэнергии), в значительной степени зарегулированы. Регулятором определяются необходимые мощности, которые энергосбытовые компании должны обеспечить для покрытия максимума электрической нагрузки на расчетный период. Эти мощности энергосбыты могут купить на РМ, либо обеспечить поставку за счет своих генерирующих источников. Такие РМ рассматриваются как механизмы развития генерирующих мощностей.
В странах Южной Америки электроэнергетика также претерпела реформирование. Чили выступила пионером в этой области, начав реформы отрасли в 1982 г. Бразилия и Аргентина, крупнейшие страны южноамериканского континента, активно проводили либерализацию электроэнергетики, однако в последние годы после ряда энергетических кризисов в существенной степени усилили регулирование своих ЭЭР. В качестве механизма развития в этом регионе в основном используется плата за мощность.
Европейские страны ведут рыночное реформирование своей электроэнергетики, стремясь к созданию единого общеевропейского ЭЭР. Однако пока эта цель не достигнута. Созданы электроэнергетические рынки в Австралии и Новой Зеландии, формируются ЭЭР в Китае, Японии и других странах. В разных странах создаются различные организационные структуры ЭЭР, и пока нельзя сказать, что процесс реформирования где-либо закончен. Он продолжается, в ряде случаев приходится выполнять реформирование уже реформированных энергосистем (ре-реформирование). В настоящее время на всех ЭЭР в большей или в меньшей степени используется прямое, либо опосредованное государственное регулирование.
Как показывает анализ зарубежного опыта, рыночная власть проявляется на ЭЭР, имеющих самые разные организационные формы. Причем, участники рынка используют все возможности, в т.ч. неполноту и неоднозначность рыночных правил, чтобы получить дополнительные конкурентные преимущества и экономические выгоды. Очевидно, что России, где идет активная либерализация ЭЭР, предстоит столкнуться с теми же непростыми проблемами. Хотелось бы, чтобы зарубежный опыт в данной области был учтен.
 
 
- Извечный вопрос: что делать? Вероятно, возможны два крайних направления: назад в госмонополию или вперед к более глубинной сегментации и членению. Но не возникнет ли здесь угроза энергобезопасности, так как будет больше участников рынка и соответственно больше «стыков» в ЕЭС?
- Представляется, что более «глубинная сегментация и членение» невозможны в силу технологических особенностей электроэнергетики. Это может привести к полной утрате интеграционных эффектов, которые характерны для электроэнергетических систем. Т.е. построение «совершенного рынка» в электроэнергетике за счет дробления участников невозможно. Поэтому требуется внедрение регулирования, которое ограничило бы проявления рыночной власти олигополистов на ЭЭР. Определенные формы регулирования ЭЭР сейчас используются в России, однако, представляется, что они будут меняться, адаптируясь к меняющимся условиям. Возможно, что это приведет к изменению организационной структуры электроэнергетических рынков и расширению сферы приложения регулирования, что фактически предполагается в одном из двух крайних направлений развития ЭЭР, сформулированных в вопросе.
- Ваш прогноз на развитие энергокомплекса страны, к чему все придет?
- Как не раз говорилось, прогнозы – дело неблагодарное. Однако можно сказать, что на ближайшую перспективу вектор движения электроэнергетики уже выбран и зафиксирован соответствующей нормативно-законодательной базой. Мы будем жить с либерализованными рынками электроэнергии и мощности. Будет формироваться рынок вспомогательных услуг. Кроме того, как уже отмечалось выше, развитие генерирующих мощностей до 2015-2017 гг. в основном зафикисировано в ДПМ, хотя, разумеется, 100%-х гарантий реализации этих договоров нет. В кризисных условиях данный механизм неработоспособен, как уже показал финансово-экономический кризис 2008-2009 гг.
Принятые в России организационные формы ЭЭР уже фактически проходят тест на работоспособность. Сейчас, когда либерализация ЭЭР еще не завершена, появились первые примеры проявления рыночной власти, демонстрируемой рядом энергокомпаний (ТГК-11, «Татэнерго», «Росэнергоатом» и др.). Таким образом, первые результаты теста пока не слишком обнадеживают. По аналогии с происходящими за рубежом процессами реформирования можно предположить, что в России эти процессы также продолжатся, и потребуется доработка и корректировка ЭЭР (ре-реформирование) в ответ на возникающие проблемы. При этом представляется вероятным расширение сферы регулирования за счет ограничения рыночных сил.
 
Подготовил Григорий Шкребень
Фото Олега Никитина (Порожская ГЭС)
 






О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика