Энергаз_Mobil
Аналитика - Актуальный вопрос

И диод света в темном царстве


20.02.09 16:40
И диод света в темном царстве Покупка высоких технологий олигархами – не инновационный путь развития российской экономики.

Уральский CREEзис


18 февраля Екатеринбург посетил Анатолий Чубайс – генеральный директор госкорпорации «Роснанотех». Визит главного российского реформатора  оживил  информационную картину уральского мегаполиса.




А. Чубайс на открытии выставки Нанотехнологии-2009

А. Чубайс на открытии выставки «Нанотехнологии-2009» в Екатеринбурге.

Волнения случились уже накануне, и, казалось, никак не были связаны с приездом Чубайса. Екатеринбургское представительство американской корпорации Cree, выпускающей LED Chips (светодиодные кристаллы) и Xlamp LEDs (светодиодные лампы), организовало семинар, на который активно  приглашались заинтересованные специалисты и представители СМИ. Но раскрутка LED-темы от  Cree перед визитом Чубайса выглядит случайной только для непосвященного наблюдателя. На самом деле – возможно, это первые пиар-залпы грядущей конкурентной борьбы за российский рынок светодиодов. Ведь одна из целей уральского вояжа главы «Роснанотеха» – инспекция подготовки производственной площадки для выпуска отечественной светодиодной техники.  Об этом «пилоте» РОСНАНО и «Группы ОНЭКСИМ» Михаила Прохорова много говорили и писали в конце прошлого года. Общий объем инвестиций в создаваемое совместное предприятие – более 3 млрд. рублей. Доля РОСНАНО – 17%, доля ФГУП «Уральский оптико-механический завод» (УОМЗ) – 33% минус 1 акция, доля ОНЭКСИМ – 50% + 1 акция.

Предприятие разместится на двух площадках: производство основы светотехники – полупроводникового чипа – будет создано в Петербурге на территории особой экономической зоны (ОЭЗ) и запущено в середине 2010 года; готовая продукции будет собираться на мощностях УОМЗ.

Пиар-акция Cree в Екатеринбурге пользовалась скромным успехом: внимание прессы было приковано к Чубайсу, и, автоматически, к российскому светодиодному проекту. Американцам остается только посочувствовать – у них нет пиар-менеджера такого уровня, и первый раунд информационной войны они проиграли. Хотя, как посмотреть. В активе американцев – действующее LED-производство и продажи по всему миру, у Прохорова и Чубайса – только проект, правда, активно лоббируемый и поддерживаемый на самом высоком государственном уровне.

Позади планеты всей

Светодиоды, или светоизлучающие диоды (LED – light emitting diode) – полупроводниковые устройства, излучающие свет при пропускании через них электрического тока.

Светодиоды – полупроводниковые устройства, излучающие свет при пропускании через них электрического тока

Светодиоды
не имеют стеклянных колб и нитей накаливания, что обеспечивает высокую механическую прочность и надежность. Отсутствие разогрева и высоких напряжений гарантирует высокий уровень электро- и пожаробезопасности. Сверхминиатюрность и встроенное в светодиод светораспределение позволяют создавать плоские, компактные и удобные в установке осветительные приборы.

Светодиодную революцию начал Олег Лосев, лаборант Нижегородской радиолаборатории, в 1922 году обнаруживший свечение некоторых точечных кристаллических диодов, использовавшихся в радиоприемниках. После изобретения транзистора (в 1948 году) и создания теории p-n-перехода стала понятна природа свечения и его низкая эффективность, причина которой – в карбиде кремния. В 1953 году Генрих Велькер в Германии разработал теорию создания необходимых полупроводников из соединения элементов 3 и 5 групп Таблицы Менделеева и синтезировал некоторые из них, в частности арсенид галлия – основу будущих лазеров и светодиодов. В 1962 году американец Ник Холоньяк сообщил о начале полупромышленного выпуска светодиодов. В 1970-е годы группа Жореса Алферова приспособила к светодиодам гетероструктуры (чередование слоев разных полупроводников вместо легирования), потом американцы подобрали для них полупроводник сложного состава – «алюминий-индий-галлий-фосфор» – эффективность возросла многократно (только для красного света). Наконец, в 1993 году японец Шуджи Накамура из фирмы Nichia создал яркий синий светодиод на основе нитрида галлия, а спустя 2 года – и белый. Перспектива замены ламп накаливания светодиодами стала мощным стимулом их промышленного освоения. 

В разработку и производство включились крупнейшие компании: Nichia, Cree, Lumileds, Philips, Osram и многие другие. Современные белые светодиоды по достигнутой светоотдаче (80- 120 лм/Вт) во много раз превзошли лампы накаливания и некоторые типы люминесцентных источников. Объем мирового рынка светодиодов в 2007 году составил 4,2 млрд. долларов. Согласно прогнозам, в 2012 году его объем достигнет 12 млрд. долларов при среднегодовом темпе роста 23%.

Вплоть до самого последнего времени Россия оставалась на периферии мировой LED-революции, несмотря на то, что в нашей стране действует несколько предприятий по сборке светодиодов. Несколько лет назад Жорес Алферов констатировал, что «основные препятствия развития светодиодных технологий в России – полное отсутствие роста промышленного производства светодиодных гетероструктур и практически полное отсутствие современных технологических линий для изготовления чипов». Сборка светодиодов на основе импортных кристаллов ведется ОАО «ОКБ «Планета» (Новгород), ЗАО «Протон» (Орел), ЗАО «Корвет-Лайтс» (Москва). ЗАО «Светлана-Оптоэлектроника» (Санкт-Петербург) изготавливает чипы на основе нитрида галлия, также приобретаемого за границей. По мнению Ж. Алферова, «изделия на основе покупных материалов заведомо неконкурентоспособны на мировом рынке; причина – высокая цена, а также невозможность приобрести высококачественные светодиодные пластины или чипы».

В настоящий момент на российском рынке светодиоды в основном используются в светосигнальных приборах (светофоры и пр.), при освещении архитектурных сооружений, применяются в автомобилестроении (фары и фонари). Наиболее динамично замена светотехники с использованием традиционных источников света на светодиодные будет происходить, в первую очередь, в сегментах освещения объектов ЖКХ, уличного освещения, освещения коммерческих зданий, промышленных объектов. По мнению экспертов, на полную замену ламп накаливания светодиодами понадобится не менее 20 лет.

Новорусская наноэволюция


Создание корпорации «Роснанотех», принятие федеральной целевой программы, по сути, едва ли не первый реальный плод многолетней высокой государственной риторики о необходимости превращения экономики ресурсов в экономику наукоемких технологий. Стоит ли говорить, что в США, многих странах Европы, госпрограммы поддержки и развития нанотехнологий начали действовать на несколько лет раньше? По традиции, России вновь предстоит «догнать и перегнать»… И стоит ли удивляться, что в авангарде «перестройки» ресурсоориентированной экономики – Михаил Прохоров  – человек, долгие годы активно созидавший эту самую экономику, и, как свидетельствуют последние данные «Форбс»,  неплохо на этом заработавший? 

В бизнес-планиде Прохорова светодиодный проект занимает особое место. Это – авторское решение «Русской инновационной головоломки».  Манифест с таким названием, вышедший из-под пера олигарха № 1, был опубликован осенью 2008 года на страницах популярного российского журнала.

Прохоров четко обозначил приоритеты. Личные. Государственные. Бизнес-сообщества. Для успешной конкуренции на мировом рынке российской экономике необходим инновационный вектор развития – примерно таков главный, и видимо выстраданный теоретический тезис Михаила Прохорова. Далее предлагаются пути решения этой сверхзадачи. У государства – особая роль: пестовать научные кадры и поддерживать фундаментальные исследования с прикладной перспективой. На этапе замаячивших сверхдоходов к процессу подключается бизнес, и, перенимая у государства как бы эстафетную палочку, дает технологии жизнь, разумеется, попутно извлекая прибыль. Вечный вопрос российских олигархов о взаимоотношениях бизнеса и власти Прохоров решил совсем не так, как некоторые из его коллег по цеху, которые тоже пишут манифесты или воспоминания – в лондонских пабах и следственных изоляторах Сибири.

Неизвестно, совпадает ли вектор развития бизнеса Прохорова с инновационным вектором развития российской экономики, но вот с чем он совпадает определенно, так это с  направлением карьеры Анатолия Чубайса. Возглавил последний РАО ЕЭС – в активе Прохорова появилась ТГК № 4 – ну так вектор лег, видимо… Чубайса перебросили в наноиндустрию, и опять с прохоровским вектором совпадение – маленький светодиодный заводик. К слову, перспективы развития этого совместного предприятия в точности совпадают с программными тезисами главы «ОНЭКСИМ». «Роснанотех» вкладывается и поддерживает производство только на первом этапе, а затем выходит из проекта, передавая свою долю соучредителям. Инвестиции госкорпорации составят 1 776 млн. рублей: 323 млн. – уставной взнос, остальное – 1453 млн. рублей – шестилетний кредит с льготным периодом три года и ставкой 9%. Общий объем инвестиций по проекту – 3 351 млн. рублей.

Для «Группы ОНЭКСИМ» и Михаила Прохорова – это венчурный проект с очень интересной предысторией. В 2004 году в Финляндии выходцы из Физико-технического института имени А. А. Иоффе – Максим Одноблюдов и Владислав Бугров создают компанию Optogan Ltd., которая спустя год открывает представительство в Германии.

В прессе этих предприимчивых физикотехников называют не иначе, как учениками Жореса Алферова. Так это или нет – точно не известно, но зато известна цель «Оптогана» – разработка и промышленное внедрение технологии производства светодиодных чипов на основе нитрида галлия. Отношения с потенциальными западными инвесторами складываются непросто. Проект поддерживают, но до производства дело не доходит. Первые сигналы начинающегося финансового кризиса окончательно распугивают венчурные фонды. По словам Дмитрия Цейтлина, израильского предпринимателя, технология светодиодов относится к рынку потребительских товаров со сверхвысокой ценовой конкуренцией, которую очень не любят венчурные инвесторы. Словом, технология  Одноблюдова и Бугрова Запад не покорила. Но свет надежды неожиданно забрезжил с Востока – в лице РОСНАНО и «ОНЭКСИМ». И опять неизвестно, кто кого нашел – Чубайс Одноблюдова и Бугрова, или наоборот, Прохоров отыскал их вместе или по отдельности. Важнее итог: «ОНЭКСИМ» выкупил «Оптоган» у основателей и инвесторов, чтобы совместно с РОСНАНО запустить технологию в промышленное производство. И тут конечно возникает ряд вопросов. Почему Силиконовой долине технология «Оптогана» показалась неперспективной – только из-за финансового кризиса или все-таки и по причине какой-то собственно технологической несостоятельности? В любом случае для Запада, где десятки фирм уже давно заняты производством светодиодов  – это не уникальная технология, но для России – совсем другая история.  В России едва ли не любая технология, пришедшая с Запада – инновационная – будь то производство слегка перелицованных «Фиатов» или реалити-шоу.

Манифест г-на Прохорова заканчивается прямо провокационным пассажем, который дает максимально полное прохоровское понимание инновационности, фактически уравненной с дорогой и престижной вещью, неким новым символом олигархического статуса: «Заниматься инновациями должно стать модно, чтобы во всех светских и не только светских местах темой обсуждения помимо вечных вопросов, кто куда сходил и где был, обсуждался бы вопрос, кто что изобрел и какие инновации продвигает на рынок. Успешные бизнесмены должны в качестве почетной обязанности курировать отбор и регулярную поддержку инновационных компаний на начальных стадиях и хвастаться, у кого больше этих самых стартапов....». И действительно, какая разница, чем хвастаться? Новой яхтой или количеством стартапов? Все зависит от потребительских амбиций. Прохоров призывает бизнес-сообщество расширить сознание.

В чем-чем, а в чутье с расчетом Прохорову не откажешь: он первым оценил достоинства высоких технологий перед  «Майбахами» и виллами на Лазурном берегу.

Золотая лихорадка


Отношения Михаила Прохорова и государства – это отдельная тема, ждущая, как говорится, своего вдумчивого исследователя. Пресса тиражирует образ олигарха, распродающего алюминиево-никилевые активы, проповедующего инновационность и тратящегося на копеечные наностартапы. На самом деле теоретик инновационного развития экономики отнюдь не собирался отрываться от земли и ее природно-ископаемых недр. В состав «Группы ОНЭКСИМ» входит ОАО «Полюс Золото», как сообщает официальный сайт компании, «ведущий российский производитель золота, входящий в число крупнейших золотодобывающих компаний мира по запасам минерально-сырьевой базы и объемам производства». Так что Прохоров сидел и сидит на золоте в прямом смысле слова, и отнюдь не  инновациями и нанотехнологиями жив.

«Полюс-золото» – обладатель лицензии на освоение Наталкинского месторождения в Магаданской области – одного из наиболее перспективных в России.

Рудник им. Матросова. Наталкинское месторождение
Рудник им. Матросова. Наталкинское месторождение.

Пресса почему-то не пишет об инвестиционных планах Прохорова по разработке Наталки. К 2013 году здесь появится рудник с обогатительной фабрикой. Предполагаемый объем вложений – $2,3 млрд. За этот проект очень ратует губернатор Магаданской области Николай Дудов: предполагаемый уровень добычи золота (45-50 т в год) дополнительно даст региональному валовому продукту до 14 млрд. рублей, более чем в два раза снизив размеры финансовой помощи областному бюджету из федерального центра. Но в реализации этого многообещающего золотого проекта возникает одна серьезная проблема. Для запуска фабрики необходима прокладка ЛЭП: по одним прикидкам – 300 км, по другим – 400 км. Цена вопроса – 11 млрд. руб. Эту  реальную экономическую задачу  Михаил Прохоров пытается решить не инновационно, а  очень традиционно: выбить деньги на строительство ЛЭП у государства.

«Я бы хотел, – заявляет генеральный директор ОАО «Полюс-золото» Евгений Иванов, обращаясь к Президенту РФ Дмитрию Медведеву на совещании по вопросам социально-экономического развития Магаданской области 24 сентября 2008 года, – во-первых, попросить помочь нам преодолеть бюрократические препятствия по рассмотрению этого проекта  на Инвестиционном фонде, потому что если повесить на этот проект ещё и 300–400-километровую линию электропередачи, то его рентабельность становится вообще весьма и весьма сомнительной...» (полный текст стенограммы этого совещания выложен на сайте кремлевской администрации).

Кстати, ответ Медведева на этот олигархический плач был достаточно жестким: «Но если трудностей так много, вам так тяжело работать – откажитесь от проекта, давайте мы у вас лицензию заберём. Или работайте. Скулить не надо. Взяли на себя обязательства выполнять – выполняйте» (там же). Следом за этой отповедью Президент дал поручение министрам разобраться с проблемой ЛЭП. Теоретизирование и реальная экономическая практика Михаила Прохорова не всегда совпадают.

Инновация – не товар


В упомянутой статье Прохоров  много внимания  уделяет образованию, ратуя за точные науки,  и высказываясь за  сокращение гуманитарных. А гуманитарные познания все-таки полезны, например, для понимания феномена инновационности. Инновация –  не покупка  передовой заграничной технологии, инновация – это открытие, результат творчества. Не обязательно научного или технического. Творчество уместно и в финансовой, и в управленческой, и в любой другой сфере. Соичиро Хонда, Энцо Феррари, Фердинанд Порше, Генри Форд – не покупали технологий, они их создавали. Они также не писали манифестов об инновационной экономике, они ее творили.

Визит Анатолия Чубайса на Средний Урал был приурочен к выставке «Нанотехнологии-2009». Экспозиция, несмотря на все потуги региональных властей придать мероприятию особую значимость, очень мелкая: 50 стендов с большой долей выставляющихся по олимпийскому принципу – главное не победа, а участие. Преобладали представители уральских НИИ и оборонных предприятий – главные поставщики высоких технологий.  

Среди разработок есть весьма интересные и перспективные:

«Мы представляем электродные материалы для литий-ионных батарей, – рассказывает коммерческий директор екатеринбургской компании «Элионт» Сергей Белоногов. – Основное применение – гибридные автомобили. Сейчас в мире нет тяговых литий-ионных батарей такого качества, которое бы позволило использовать их в гибридных автомобилях. С другой стороны, многие мировые производители имеют в производственных планах выпуск гибридов. В конце 2009 годы мы запускаем в Екатеринбурге завод по производству электродных материалов. Автоматизированные линии, технологии – полностью наша разработка и подобного пока нет нигде в мире.

Мы ориентируемся на экспорт. Нашими потребителями в ближайшие несколько лет будут западные производители литиево-тонных тяговых батарей для гибридов. В 2010 г. мы планируем начать собственное производство литий-ионных батарей».

Об этом проекте в прессе не было пока ни слова, может, потому что за ним не стоят конкретные олигархи – теоретики инновационности?

На торжественном открытии выставки «Нанотехнологии-2009» Анатолий Чубайс выступил с краткой речью. Говорил о спасительности инвестиций в высокие технологии, особенно в условиях кризиса и грядущих изменений мировой экономики. Говорил складно, но без особого пафоса и с каким-то даже чувством вины в глазах. Все-таки не очень завидную роль – главного приватизатора – уготовила Чубайсу судьба. Сначала была раздача прошлого – заводов и нефтяных скважин, потом – настоящего – электростанций, а сейчас настал черед будущего – высоких технологий. И может быть грустно Анатолию Борисовичу от того, что первыми в очереди всегда одни и те же знакомые лица? И как так получается, что кроме олигархов, некому и нечего отдать? И кругом тьма, и диод света в темном царстве светит, не согревая…. 

Тимур Иванов
В статье использованы материалы:
http://www.rusnano.com/Publication.aspx?PublicationId=1070
http://www.semilight.ru/articlelight.php?num=articles/070530.html







О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика